Государственный реестр программного обеспечения

Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных (сокращённо также «единый реестр российского ПО для ЭВМ и БД», «единый реестр российского ПО») — публичная электронная система учёта программного обеспечения, которое официально признано происходящим из Российской Федерации для использования прежде всего государственными структурами.

Создание реестра российского программного обеспечения закреплено федеральным законом, в целях расширения использования ИТ-продукции в органах государственной власти РФ, а также в целях оказания правообладателям ПО мер государственной поддержки. Дополнительным целями называются обеспечение информационной безопасности органов власти и импортозамещение. Федеральный закон ФЗ-188 подписан Президентом РФ, Владимиром Путиным в июне 2015 года. Ведение реестра поручено Министерству связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Правила формирования реестра утверждены постановлением Правительства от 16 ноября 2015 года № 1236, вводящее с 1 января 2016 года ограничение для государственных заказчиков на закупку ПО, отсутствующее в реестре [1] . Сам сайт реестра начал функционировать в России с начала 2016 года [2] . В июле 2016 года утвержден план перехода на российское ПО [3] .

Решения о включении или об исключении из реестра принимаются на основании заключений экспертного совета представителей государственных заказчиков и российской ИТ-отрасли [4] [5] .

К программному обеспечению, допускаемому к включению в реестр, относят программные продукты, удовлетворяющие следующим условиям:

  • Российское юрлицо с российским контролем (более 50 %)
  • Исключительные права на составное произведение из:
  • Лицензированных компонентов с исходными кодами и правом на модификацию и распространение
  • Заимствованных открытых (open-source) компонентов
  • Собственных разработок
  • Отчисления зарубежным бенефициарам не более 30 % выручки
  • Технологическая независимость ПО (суверенитет разработки)
    • Наличие полных исходных кодов в России
    • Локальная инфраструктура разработки и сборки
    • Локальные специалисты, R&D и техническая поддержка
    • Защита информации (суверенитет безопасности)
      • Контроль «закладок», утечек данных, устойчивости к взломам и т. п.
      • Доработки и сертификация продуктов по требованиям ФСТЭК, ФСБ и др.
      • В сентябре 2016 года в реестр было внесено уже 1823 программных продукта [6] .

        По состоянию на конец 2017 год, в реестр российского ПО входит более 4 тысяч программных продуктов [5] .

        В декабре 2017 года Правительство РФ разрешило использовать программное обеспечение, созданное также на территории государств Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Постановление, вступающее в силу с 1 января 2018 года, подписанное Председателем Правительства РФ Дмитрием Медведевым, подразумевает создание единого реестра российского ПО и аналогичного единого реестра ПО из других государств ЕАЭС [7] .

        Можно долго дискутировать, положительно или отрицательно влияет Реестр на развитие отечественного ПО, но все государственные органы обязаны использовать только ПО, входящее в Реестр, либо же обосновывать невозможность соблюдения запрета на допуск иностранного ПО. Наверняка закупки винды, майкрософт офисов и прочих ораклов и айбиэмов будут продолжаться еще очень и очень долго. Однако, потихоньку возникают российские операционные системы типа Альт Линукса, Астра Линукса или ОС Роса, пробиваются ростки офисных пакетов, отечественных блокчейнов . Возникают российские СУБД от достаточно известных ClickHouse или Линтер до абсолютно безвестных разработок. Ну и конечно же не может не быть отечественной Джавы. Чтобы снять возможные вопросы или споры, оговорюсь, что указанное выше ПО, названо в статье российским исходя из факта его вхождения в Реестр, более детальное изучение данного вопроса каждый может провести сам.

        Так вот, Реестр функционирует уже почти 4 года и согласно пункту 37 Порядка его ведения сведения, хранящиеся в нем являются открытыми и общедоступными. Ну а если эти сведения открыты и общедоступны, то почему бы не проанализировать их?

        В статье приведена небольшая статистика по Единому реестру российского программного обеспечения для электронных вычислительных машин и баз данных. Если вам стало интересно, прошу под кат.

        Общие сведения

        Реестр формируется на основании решений Экспертного совета по российскому программному обеспечению. В Экспертный совет поступают заявления от правообладателей, совет рассматривает эти заявления в соответствии с административным регламентом и голосует за включение или невключение ПО в Реестр. Вроде бы все просто.

        По состоянию на 4 октября 2019 года (все данные в статье актуальны на эту дату) в Реестр включено 5819 программ, при этом было подано 7143 заявления, а также 61 программа была исключена из Реестра. Все ПО в Реестре разделено на 27 классов:

        1. BIOS и иное встроенное программное обеспечение
        2. базы данных (недействительный)
        3. Встроенное программное обеспечение телекоммуникационного оборудования
        4. Геоинформационные и навигационные системы (GIS)
        5. Специализированное ПО органов исполнительной власти Российской Федерации, государственных корпораций, компаний и юридических лиц с преимущественным участием РФ для внутреннего использования
        6. Средства защиты от НСД
        7. Операционные системы
        8. Утилиты и драйверы
        9. Средства обеспечения облачных и распределенных вычислений, средства виртуализации и системы хранения данных
        10. Серверное и связующее программное обеспечение
        11. Системы управления базами данных
        12. Системы мониторинга и управления
        13. Средства обеспечения информационной безопасности
        14. Средства подготовки исполнимого кода
        15. Средства версионного контроля исходного кода
        16. Библиотеки подпрограмм (SDK)
        17. Среды разработки, тестирования и отладки
        18. Системы анализа исходного кода на закладки и уязвимости
        19. Прикладное программное обеспечение общего назначения
        20. Офисные приложения
        21. Поисковые системы
        22. Лингвистическое программное обеспечение
        23. Системы управления проектами, исследованиями, разработкой, проектированием и внедрением
        24. Системы управления процессами организации
        25. Системы управления процессами организации в части«Системы управления отношениями с клиентами „CRM“»
        26. Системы сбора, хранения, обработки, анализа, моделирования и визуализации массивов данных
        27. Информационные системы для решения специфических отраслевых задач

        В Реестр включены программы, принадлежащие 1998 юридическим лицам и 192 физическим лицам. Правообладатели программного обеспечения из Реестра зарегистрированы в 70 регионах Российской Федерации, при этом замечу, что на 2019 год для 71 программного продукта и 60 правообладателей установить место регистрации правообладателя на основе открытых данных не удалось. Объясняется это просто: данные по юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям есть в открытом доступе, по физическим лицам сделать таких данных в открытом доступе нет.

        Исторические сведения

        Посмотрим как пополнялся Реестр по годам.

        В таблице приведено количество поданных заявлений (на основании даты подачи заявления), включенных в Реестр программ (исходя из даты решения о включении), отказов во включении ( исходя из даты публикации приказа Минкомсвязи), исключений из Реестра (исходя из даты публикации приказа Минкомсвязи).

        Присмотримся к заявлениям и решениям о включении в разрезе кварталов:

        И в этом же разрезе построим график, где синим обозначено включение в Реестр, а оранжевым подача заявлений:

        Очевидно, что пик подачи заявлений пришелся на 2016 год, т.е на момент создания Реестра, поскольку включение требует времени, то пик включений в Реестр пришелся уже на 2 квартал 2016 года. В 2019 году наблюдается некоторый рост числа заявлений и стабилизация включений в Реестр (за еще не закончившийся год вынесено 329 отказов во включении, в то время как в 2017 и 2018 годах было 238 и 218 отказов).

        На текущий момент в Реестр было подано 5900 заявлений, находящихся в следующих статусах.

        Замечу, что заявления, по которым вынесены отказы, через сайт Реестра недоступны. Однако информацию по ним можно узнать из приказов Минкомсвязи и протоколов заседания Экспертного совета. Кстати говоря, количество ПО в Реестре и количество заявлений со статусом «Включено в реестр» не сходится. Наверное, на это есть какие-то причины.

        Присмотримся к причинам исключения из Реестра:

        Как видно, большая часть исключений инициирована самими правообладателями.

        А вот причины отказов во включении:

        Наверняка за каждым отказом или исключением есть своя маленькая драма, но мы этого не узнаем.

        Регионы

        Поскольку в Реестре имеются данные о правообладателях, то крайне любопытно будет узнать, а в каких же регионах нашей страны и в каком количестве обитают разработчики российского ПО. Но если формулировать вопрос более корректно, то я исхожу из того, в каких регионах зарегистрированы правообладатели ПО, включенного в Реестр.

        Для начала приведу карту, на которой показано, сколько на сегодняшний день в регионе зарегистрированных в Реестре программ.

        Карта недвусмысленно намекает, что почти половина российского программного обеспечения зарегистрирована правообладателями из Москвы. Следом идут Санкт-Петербург и Московская область. Замечу, что ведется подсчет зарегистрированных в Реестре программ, а не самих правообладателей. Более детально можно посмотреть в табличке, где отображено количество зарегистрированных программ на конец каждого года. Сортировка проведена по количеству регистраций на 2019 год.

        В таблице ничего удивительного нет. Разве что немного удивляет стремительный рывок Саратовской области, обогнавшей в 2019 году по количеству зарегистрированных в Реестре программ такие итшные регионы как Татарстан и Новосибирскую область. О причинах этого рывка чуть позже. Кроме того, не может не радовать, что доля разработок из Москвы в нынешнем году наконец упала ниже 50%. Это говорит, что ИТ в регионах живо (ну хоть чуть-чуть). Нижняя часть таблицы тоже намекает на то, что хоть какие-то разработки да есть в регионах.

        Чтобы динамика была нагляднее, посмотрим на график, с отображением количества зарегистрированных программ для первых 16 регионов по годам:

        Да, не сильно-то и наглядно. Уберем из графика Москву, Санкт-Петербург и Московскую область.

        Сильно нагляднее не стало. Однако еще ярче замечен всплеск в Саратовской области и стабильные позиции Татарстана, Новосибирской и Свердловской областей.

        Также приведу распределение правообладателей по регионам:

        Для тех, кто интересуется распределением регистраций в Реестре по городам информация приведена в спойлере:

        Классы программного обеспечения

        Как было сказано выше, в Реестре определены классы программного обеспечения. Посмотрим, как ПО распределено по этим классам:

        Большая часть приходится на информационные системы для решения специфических задач, за ними идут системы управления процессами и прикладное ПО общего назначения.

        Но не мало в Реестре СУБД, ОС и прочих серьезных вещей, есть даже одна CRM…

        Правообладатели

        Напоследок немного статистики о правообладателях, чье ПО находится в Реестре. В таблице ниже показаны группы правообладателей по количеству регистраций. Например, из нее видно, что в 2019 году 11 правообладателей имели более 50 зарегистрированных в Реестре продуктов, а 1263 всего по одному продукту.

        Массовых производителей российского ПО не так уж и много, всего-то у тридцати правообладателей зарегистрировано более 20 программ.

        Присмотримся к этой тридцатке повнимательнее:

        И… возглавляет список наиболее плодотворных правообладателей корпорация OracleGoogleMicrosoftIBM Диполь. Портфель их программ состоит из электронно-методических комплексов от «Физики» и «Русского языка» и литературы до комплексов «Сварщик» и «Портной». Раскрывая интригу раздела про регионы, скажу, что корпорация Диполь зарегистрирована в Саратовской области. Оттуда и прирост в разделе регионов.
        Нельзя не заметить, что на 4,6 и 7 местах идут продукты 1С в различных ипостасях. Что же, это достаточно логично.

        В приведенном списке мне встретилось достаточно много знакомых названий: «Барс групп», «Аскон», «Лаборатория Касперского», «Алладин Р.Д.», «Крипто-ПРО», «Р-Стайл» и «С-ТЕРРА». Однако удивляют расположившиеся на 21 и 27 местах физические лица. Их продуктивности можно только позавидовать.

        Посмотрим, а чем же занимаются правообладатели? Для этого сгруппируем их по основному ОКВЭД:

        Никаких сюрпризов. По большей части правообладатели занимаются разработкой программного обеспечения. Много исследовательских организаций и консультантов.

        О реестре российского ПО

        С 1 января 2016 г. вступили в силу статья 12.1 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (в редакции Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 188-ФЗ) и постановление Правительства Российской Федерации от 16 ноября 2015 г. №1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

        Программное обеспечение признается российским, если сведения о нем включены в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных. Ссылка на сайт реестра: https://reestr.minsvyaz.ru/

        Решения о включении сведений о программном обеспечении в реестр принимаются Минкомсвязью России по заявлениям правообладателей.

        Заказчики, осуществляющие закупки в соответствии с Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», обязаны закупать программное обеспечение, сведения о котором включены в реестр, за исключением двух случаев:

        1) в реестре отсутствуют сведения о программном обеспечении, соответствующем тому же классу программного обеспечения, что и программное обеспечение, планируемое к закупке;

        2) программное обеспечение, сведения о котором включены в реестр и которое соответствует тому же классу программного обеспечения, что и программное обеспечение, планируемое к закупке, по своим функциональным, техническим и (или) эксплуатационным характеристикам не соответствует установленным заказчиком требованиям к планируемому к закупке программному обеспечению.

        В указанных случаях заказчики обязаны подготовить, утвердить и разместить в единой информационной системе в сфере закупок обоснование невозможности соблюдения запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств. Порядок подготовки такого обоснования утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 16 ноября 2015 г. №1236.

        Наличие в реестре программного обеспечения проверяется заказчиками на день размещения извещения об осуществлении закупки в единой информационной системе в сфере закупок.


        [an error occurred while processing the directive]
        Карта сайта